Усть-Каменогорск (казах. Оскемен) — административный центр Восточно-Казахстанской области. - Мои статьи - Каталог статей - Гость-Турист в Восточном Казахстане

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

Усть-Каменогорск (казах. Оскемен) — административный центр Восточно-Казахстанской области.

Усть-Каменогорск (казах. Оскемен) — город в восточном Казахстане, административный центр Восточно-Казахстанской области. Расположен на выходе слиянии рек Иртыш и Ульба.

В устье каменных гор

Усть-Каменогорск – один из самых удивительных городов страны. Его улицы помнят декабристов и знаменитых казахских просветителей. Названия усть-каменогорских улиц хранят память о петрашевцах, народовольцах и революционерах – людях, оставивших в его судьбе яркий след. Местные жители давно расшифровывают свойское название “Устькаман” – как “уголок ссыльных товарищей каторжан”.
Найти золото и заложить город!

Областной центр Восточного Казахстана по праву может считать себя детищем Петра Великого. В 1719 году император поручил своему соратнику майору Семеновского полка Ивану Лихареву разведать путь до Зайсана, найти золото и заложить город.

История говорит, что Лихарев был славным воякой, имел медали за мужество и отвагу в войне со Швецией, участвовал в закладке крепости Святого Петра, будущего Петербурга. А после иртышского похода был произведен в бригадиры и введен в военную коллегию при Петре Первом!

Для военных кампаний и укрепления государства царю требовалось золото. Много золота! Рассказы восточных путешественников рисовали Петру сказочные края, богатые золотом, серебром, медью, оловом, самоцветами… Разведывательную экспедицию император поручил своему соратнику, проверенному в баталиях гвардейцу Ивану Лихареву. Известный восточно-казахстанский краевед Станислав Черных приводит такое напутствие царя: “И ехать тебе в Сибирь. Как доброму и честному офицеру я повелеваю тебе проведать о золоте… подлинно ль оное есть. А ежели найдутся такие люди, то привлечь их к участию в экспедиции, чтобы они указали путь до озера Зайсана… При наличии строевого леса – построить крепость. Одновременно с этим проведать о пути от Зайсана к Амударье, далеко ли эта река и возможно ли до нее дойти”.

В мае 1720 года экспедиция Лихарева из инженеров, лекарей, рудных мастеров, строителей и солдат разведала на Иртыше удобные места для основания крепостей. А в августе 1720 года “при устье Иртыша, из каменных гор истекающего” Лихарев начал строительство форпоста, укрепив его валом, рвом и палисадником высотой в человеческий рост. Так на карте возник новый пункт Усть-Камень с населением 363 человека из солдат гарнизона.
В сытости и острастке

Крепостной вал сохранился в Усть-Каменогорске до сих пор, спустя 288 лет! Прямо на валу стоит городская тюрьма, чуть выше – церковь, а под ними – уютная улочка Лихарева, поющая на православные праздники малиновыми колоколами.

Соседство тюрьмы и храма длится тоже почти 300 лет. Уклад военных форпостов был предельно ясным: казарма, кухня, тюрьма, церковь. Солдату полагалось служить в сытости, но острастке. В исправительном заведении, кстати, утверждают, что самой тюрьме лет 200, не меньше. Еще в советское время на территории хоздвора как-то нашли надгробный камень с надписью: “Под сим камнем погребено тело бывшего в крепости Усть-Каменогорск комендантом секунд-майора Варфоломея Васильева, сына Веревкина, российского дворянина Белогородской губернии города Карачева, который верно отечеству служил с 1742 года…”

Как утверждают документы, в 1765 году деревянная крепость сгорела дотла. Однако уже через год на плане нового укрепления снова появились и тюрьма с караульной, и винный погреб, и провиантский магазин.

Среди узников Усть-Камня было немало политических бунтарей. В списке 1829 года упомянуты участники Польского восстания Иван Высоцкий и братья Ордынские, до них в крепости сидел декабрист Степан Семенов – один из руководителей московского отделения. Вот какие сведения о Семенове приводит известный восточноказахстанский историк Николай Алексеенко. В 1829 году по Сибири и Центральной Азии совершал поездку немецкий исследователь Александр Гумбольдт. Чтобы оградить ученого от провинциальных градоначальников-дураков, к нему приставили ставшего уже усть-каменогорским судьей Степана Семенова. Вместе с декабристом Гумбольдт побывал на Катуни, в Риддере, Зыряновске, казахских кочевьях на левобережье Иртыша. После экспедиции Гумбольдт был приглашен в Петербург на аудиенцию к императору. И признался, что был поражен встречей на окраине империи с человеком, свободно владеющим европейскими языками, сведущим в естественных и точных науках.

Последствия пламенной речи немца оказались непредсказуемыми. Николай I сделал выговор омскому губернатору за потворство декабристу, а Семенова выслали в глухие сибирские болота – Туринск. Там он и умер, не дождавшись амнистии.

Сегодня имя исследователя Гумбольдта носит одна из городских школ, а в честь декабриста, хочется верить, названа Семеновка – красивое лесное село. Продолжает оставаться в строю и крепостная тюрьма. Теперь она включает в себя следственный изолятор и камеры для особо опасных преступников – убийц, маньяков… Девять лет назад здесь сидели так называемые пугачевцы – группка, возглавляемая странным человеком, который упорно называл себя Пугачевым и, похоже, всерьез считал, что может с парой дымовых шашек и пачкой патронов без оружия захватить власть в Восточном Казахстане. Отсюда же самых юных и наивных этих не то макашовцев, не то лимоновцев отправили восвояси в Россию.
Память о соборе

В этом году в Усть-Каменогорске завершилось строительство православного храма. Его золотые купола высоко поднялись над крепостным валом и Иртышом, возвращая городу давний горький долг – собор, разрушенный 72 года назад большевиками.

Трехпрестольный Покровский храм был построен в 1888 году и имел очень богатое убранство. Архивная опись упоминает о серебряных лампадах, девяти колоколах, самый тяжелый из которых был весом в 162 пуда 35 фунтов. Собор считался самым значительным и прекрасным сооружением Усть-Каменогорска.

Уничтожение собора началось с большевистского акта об изъятии церковного имущества. У храма отняли кресты, оклады, ризы, кадила. В 1935 году горсовет отдал собор под… элеватор. Но даже после этого он резал коммунистам глаза своими сияющими куполами. Через год тот же горсовет решил собор взорвать. В решении записали: “В связи с тем, что здание собора приспособить под новое здание без вложения громадных сумм невозможно, пленум находит целесообразным его разобрать, использовать материал на нужды местного строительства”.

Сначала собор безуспешно пробовали просто разломать. Потом взрывали. Изуродованный, расстрелянный храм продолжал стоять. Еще больше года комсомольцы и коммунисты разбирали кладку, прежде чем стерли строение с лица земли. 200 тысяч намоленных кирпичей были отданы на стройку маслоэкстракционного завода. Говорили, что из него сложили заводскую трубу.

Лет десять назад примерно на том месте, где когда-то стоял Покровский собор, появилась маленькая часовня. Она закрывается только на ночь. Каждый может зайти, помолиться, поставить свечку.

Стены храма большевики смогли уничтожить, святость этого уголка города – нет.
Французский след

В 1825 году население Усть-Каменогорска достигло 1304 человек. Около крепости оседали переселенцы, коротали свой срок ссыльные. Одним из комендантов крепости в эти годы был француз де Лианкур. Сначала он бежал в Россию от французской революции в 1790 году и служил в российской армии. А в 1805 году отказался воевать против бывших соотечественников, за что и был сослан в Усть-Каменогорск. Николай Алексеенко рассказывает, что полковник де Лианкур с презрением относился к российским нравам и за 39 лет жизни в Усть-Каменогорске так и не выучил русский язык. Жену, местную казачку, он сурово называл “Матрен Иваноф”. Дочерей грамоте не учил – все равно в Сибири за дураков выйдут. А всякого, кто являлся к нему с докладом, встречал одной фразой: “Рюмку водка, и пшел вон!”.
Первый мэр

Настоящая культура пришла в уездный городок только в конце XIX века с появлением целой плеяды ссыльных народовольцев – Евгения Михаэлиса, Ореста Костюрина, Александра Федорова, Ивана Емельянцева, Цезаря Тэраевича, Василия Инькова… Все эти люди вошли в городское управление и работали не напоказ. По предложению первого мэра города Ореста Костюрина в городе построили Народный дом с библиотекой. Самый крупный взнос на его возведение внес сам мэр. Политссыльные заложили первый парк, основали школы, магазины, первый синематограф “Эхо”. В 1901 году газета “Сибирская жизнь” писала: “Уездный городок своей культурной жизнью опередил все прочие города Семипалатинской губернии…”. Мэр города Костюрин ежедневно заходил поработать в свои кузнечные мастерские, а часть средств от мастерской постоянно тратил на благоустройство Усть-Каменогорска.

Сейчас в старинном здании Народного дома расположен областной драматический театр. Когда-нибудь, говорят в театре, на сцене обязательно будет поставлен спектакль об истории политических ссыльных в провинциальном захолустье. Она была полна подвижничества, драматизма, поиска и огромного труда.
Друг Абая

Особое место в истории Усть-Каменогорска занимает Евгений Михаэлис. Петербуржец, умница, эрудит, знакомый Чернышевского, Тургенева, Некрасова, Гончарова, Менделеева. Ему пророчили блестящую карьеру, но она оборвалась не начавшись. За участие в студенческих волнениях слушатель Петербургского университета Михаэлис был сослан в Сибирь, а затем переведен в Семипалатинск на должность помощника делопроизводителя. Попросту – писаря.

Ум и способности Евгения Петровича быстро были замечены начальством. Уже в следующем году ссыльному студенту было поручено выбрать наиболее оптимальный маршрут нового почтового тракта между Семипалатинском и Каркаралинском. А дальше – исследовать алтайские хребты и горючие сланцы в районе Зайсана. Михаэлис открыл местному населению новый вид топлива, причем хозяйки говорили, что хлеб стал вкуснее – длинное пламя горючих сланцев лучше прогревает печи и дольше держит жар.

Близким другом Евгения Петровича стал Абай. Об их отношениях писал в книге “Путь Абая” Мухтар Ауэзов. Две личности познакомились в Семипалатинской общественной библиотеке, где Абай просил номер журнала с рассказом Льва Толстого. Михаэлиса сначала заинтересовал этот человек, а затем поразил суждениями и гуманистическими взглядами. Евгений Петрович быстро разглядел в Абае поэтический дар и умело помог развить его. Известный краевед XIX–XX веков так оценивал влияние Михаэлиса: “Ему всецело киргизская степь обязана тем, что не погиб бесследно крупный поэтический талант”.

До последних дней своей жизни великий казахский поэт с благодарностью говорил о своем друге.

В 1882 году Михаэлис переехал в Усть-Каменогорск, полюбившийся ему течением рек, обилием зелени и тишиной заводей. В то время это был городок с населением 5 тысяч человек, пятью улицами и шестью проулками. Школ и больниц здесь не было, зато действовали 18 кабаков, в которых за год выпивалось девять тысяч ведер водки, помимо вин и наливок. Михаэлис прожил в Усть-Каменогорске более тридцати лет – до самой смерти.

Внешность Евгения Петровича сразу произвела впечатление на провинциальный городок. Массивная голова, широкая, с проседью борода, пенсне, умные, глубоко посаженные глаза, большие натруженные руки. Вплоть до самой смерти Михаэлис носил круглый год белый хлопчатобумажный костюм, а в город выходил с палкой-копьем, обтянутой кожей змеи. Говорил остроумно, умел осаживать чванство и спесь. Неизменно дорожил человеческим достоинством, в защиту которого выступал энергично.

Евгений Петрович Михаэлис с поразительным успехом занимался абсолютно разными делами. Составлял геологическую карту города, исследовал происхождение Алтайских гор, изучал моллюсков, открывал в Усть-Каменогорске библиотеку, основывал училище, школу, гимназию, проектировал мост, занимался пчеловодством, изобретал новые конструкции ульев, строил механические модели аэропланов… И все – на высоком научном уровне. Его модели воздухоплавательных аппаратов умели рабегаться и даже слегка подниматься в воздух!

Усть-каменогорские жандармы регулярно отсылали отчеты о политических ссыльных. В одном из доносов говорилось: “В политической неблагонадежности этих лиц сомневаться никоим образом нельзя… Чтобы сделаться необходимыми, зарекомендовать себя, они, не жалея городских капиталов, начинают строить дворцы для учебных заведений, общественных зданий, устраивают тротуары, укрепляют берег и т. д.”

Да-а… Жаль, что таких “неблагонадежных” лиц теперь совсем не встретишь в Усть-Каменогорске. Увы, но ни один аким за последние почти 20 лет так и не построил в городе ни учебного заведения, ни публичной библиотеки, хотя бы ради того, чтобы зарекомендовать себя…

В современной планировке города улица Михаэлиса символично пересекается с проспектом Абая. В этой части областного центра расположены крупнейшие предприятия и учебные заведения, течет Ульба, проходят железная дорога и оживленные автотрассы.

Наверное, правильно, что имена замечательных восточноказахстанцев увековечены именно здесь. Ведь оба они мечтали о новой, прогрессивной жизни!

К сожалению, современная застройка практически полностью уничтожила исторический облик города в устье каменных гор. Чаще всего новостройки и новоделы на старых улочках смотрятся грубо и неуместно. Старины здесь сохранилось буквально крупицы. И тем она дороже!

Исчточник: газета "Караван" 

Усть-Каменогорск — один из самых больших городов Восточного Казахстана. Его площадь почти 55 тыс. гектаров и живет в нем более 320 тыс. человек. А начинался он с крохотной крепости. Весной 1720 году по указу Петра I генерал Иван Лихарев был отправлен с командой на восток для укрепления российских рубежей и разведки месторождений золота в верховьях Иртыша. Экспедиция столкнулась с огромными трудностями. Ко всему прочему ей постоянно приходилось отбивать атаки отрядов воинственных джунгар. К концу лета Лихарев достиг места впадения в Иртыш реки Ульбы. Двигаться дальше по воде было невозможно — от жары Иртыш сильно обмелел. Здесь отряд заложил крепость Усть-Каменную, названную так потому, что в этом месте река вырывается из устья каменных гор и дальше катит свои воды по равнине. В нынешнем Усть-Каменогорске об этой крепости ничего не напоминает, но одна из улиц названа в честь генерала Лихарева.

В 1762 году Екатерина пригласила русских староверов, которые в свое время бежали в Польшу от религиозных преследований, вернуться на родину. На Алтае и в той части сегодняшнего Восточно-казахстанского округа, которая к нему прилегает, староверы получили право свободно исповедовать свою религию. Недалеко от Усть-Каменогорска, в горах до сих пор сохранились старообрядческие деревни, а в самом городе — старообрядческий собор Покрова Пресвятой Богородицы. Старообрядцы принесли в эти края не только свою веру, но и свой уклад. Получить о нем представление можно в этнографическом музее под открытым небом в центральном парке города.

Типичная планировка старообрядческого дома: две жилые комнаты и холодные сени. В каждой комнате по печке. Как правило, семья жила только в одной комнате. Но, когда здесь заводились домашние насекомые, семья покидала эту комнату, печку переставали топить, помещение вымораживалось и насекомые вымирали. Семья переезжала в другую комнату до тех пор, пока и здесь не поселятся домашние насекомые. И так до бесконечности.

Ни староверы, ни казаки не были, конечно, первыми, кто поселился на этих землях. Русские строили крепости и города, распахивали земли, но до них здесь уже многие века жили казахи.

Директор этнографического музея Николай Зайцев: «Русское население появилось намного позднее, это уже, так сказать, XVIII век. И безусловно, потом впоследствии колонизация данного края, его заселение было, так сказать, сопряжено не только с появлением здесь русских, но и других народов, то есть, украинцев, белорусов, татар...»

Русская колонизация Восточного Казахстана проходила в основном мирно. Этому способствовала и разумная политика российских властей, и по природе уживчивый характер казахов.

Директор этнографического музея Николай Зайцев: «Если эта конфронтация была бы, то, безусловно, подобных поселений и сел здесь бы, естественно, не осталось. То есть, любая конфронтация, любая вражда сеет разруху, сеет уничтожение, а этого здесь не было».

Крестьяне, перебиравшиеся в эти края, несли с собой культуру русского деревянного строительства. А вот дом ничем особенным не отличается. Это дом 60-х годов. Но каждый, кто приходит сюда, чувствует себя как будто в гостях у любимой бабушки.

В очень похожем домике жил известный писатель Павел Бажов. В 20-е годы он преподавал здесь в крестьянском университете, издавал газеты «Известия Усть-Каменогорского ревкома» и «Советская власть». Родом из Усть-Каменогрска и Александр Волков, тот самый, что написал «Волшебника Изумрудного города».

В начале ХХ века в Усть-Каменогорске стала стремительно развиваться промышленность, и сегодня город — один из самых индустриальных в Восточном Казахстане. Здесь создан мощный энергетический комплекс. Усть-Каменогорская ГЭС, Усть-Каменогорская и Согринская ТЭЦ обеспечивают дешевой электроэнергией не только собственный район, но и другие регионы Казахстана.

Дешевая электроэнергия — это, конечно, хорошо. Но есть и другая сторона медали. Когда в воздухе присутствует чуть ли не вся таблица Менделеева, не очень-то это полезно.

Правда, за последние годы главные предприятия города — Усть-Каменогорский металлургический комплекс «Казцинк», металлургический завод и титано-магниевый комбинат установили на своих трубах фильтры и воздух в городе стал значительно чище.

При столь развитой промышленности неудивительно, что пейзажи Усть-Каменогорска до предела индустриальны. Над городом царят три богатыря. Так здесь называют три искусственные горы, терриконы — обычные спутники металлургических и горнодобывающих предприятий.

Но стоит покинуть Усть-Каменогорск, и взору сразу открывается другой мир. Недаром Восточный Казахстан считается одним из самых живописных и экологически чистых регионов республики. Здесь высоко в горах находится удивительный по красоте заповедник Маркаколь.

Создан он в 1976 году. Территория Маркаколя — это горы и девственные леса, в которых встретить медведя — дело обычное. В них водятся даже такие редкие, занесенные в Красную книгу животные, как снежный барс и красный волк. На вертолете до заповедника около 2 часов. Виды — глаз не оторвешь. Несмотря на шум и тряску, весь полет я провела прильнув к иллюминатору. Вертолет забирается все выше и выше. Скоро должно показаться озеро Маркаколь, по которому и назван заповедник.

В деревне Урунхайка, стоящей на берегу, находится администрация заповедника. Живут в деревне и казахи, и русские — примерно половина на половину. Кормятся в основном за счет приусадебных хозяйств. Кое-что дает озеро. Оно огромное, почти 44 тысячи гектаров, и богато рыбой. Но норма вылова даже для местных строго ограничена, а для приезжих рыбалка вообще запрещена.

Наш вертолет привлек внимание одних ребятишек. Но их интересовал главным образом вертолет, а не люди, на нем прибывшие. Попытка заговорить с детьми особого успеха не принесла. Что естественно: надо было догадаться запастись в городе гостинцами.

Из взрослого населения поглазеть на нас вышла одна-единственная женщина, вооруженная биноклем.
— А зачем вам бинокль?
— А я вас от в бинокль смотрела, так же бабка слепа, далеко не видит, так бинокль одела, такие дела...

Развлечений у бабы Фени немного, а тут люди из самой Москвы пожаловали. Я, понятно, стала ее расспрашивать о житье-бытье.

У Фени четверо внуков, так что забот хватает. Пенсию, слава Богу, выплачивают регулярно, и еще Феня корову держит. Деньги тут тратить особо негде — все свое. Разве что на одежду и сладости детям. Так бы все хорошо, только вот мальчиков после армии не очень-то назад в деревню тянет, многие в городе оседают.

Пока я беседовала с бабой Феней, подошел еще один местный старожил. Он по случаю какого-то одному ему известного праздника пребывал в весeлом настроении и изъяснялся весьма загадочно: «Батька Махно глянул в окно стало темно. Не надо меня снимать».

До кордона, где базируется администрация заповедника, я вполне и пешком бы добралась. Но не хотелось обижать хозяев, специально приславших за мной уазик. Езда по здешним дорогам здорово укрепляет вестибулярный аппарат. К счастью, тренировка длилась недолго, минут пятнадцать максимум.

Если в столице Маркаколя — Урунхайке еще как-то чувствуется цивилизация, то здесь попадаешь в настоящую глушь.

Когда прилетаешь сюда, в Алтайские горы, трудно поверить, что вообще-то большая часть территории Казахстана — это безжизненные степи. В таких местах водятся медведи, маралы, рыси и другие животные, многие из которых занесены в Красную книгу.

Маркакольский государственный заповедник обеспечивает работой многих жителей окрестных деревень. Глава местной администрации, по-казахски аким, Асымкан Халитов считает, что роль заповедника в экономике региона будет только расти:

«Сейчас вот как можно сказать, что вот этот государственный заповедник и лесхоз, в общем, государственные учреждения, создают нам новые рабочие места для наших рабочих».

Пока же строгий природоохранный режим, не позволяет развивать здесь туризм. В год заповедник может посещать крайне незначительное число приезжих, причем группы водят только по строго определенным экологическим тропам. А ведь желающих попасть в этот первозданный край более чем достаточно, и доход краю они бы могли приносить значительный.

Директор Маркакольского заповедника Есен Албакиров: «Сейчас на правительственном уровне решается вопрос о туризме, потому что закрыться, значит, как собака на сене, у нас вот такой вот, значит, ужасом я считаю, это не правильно, почему, потому что, значит, этот уникальный край, его надо пропагандировать, надо, значит, его охранять для будущего поколения, ну, и надо, чтобы она приносила какую-то пользу, значит, окупалась.

На обратном пути я попросила летчиков еще раз облететь вокруг озера — когда еще удастся его увидеть? Край-то не близкий. Впрочем, любителей путешествий расстояния никогда не останавливали. И когда местные власти начнут развивать туризм, желающих побывать в этом девственном краю, где русские и казахи живут в согласии с природой и друг другом, найдется немало.

Источник: журнал "Вокруг света" 

Усть-Каменогорские предания
Княгиня-сладкоежка...

Старожилы рассказывают, что за оградой Троицкого монастыря располагалось старинное кладбище. Покосившиеся остовы крестов, надгробные плиты, покрытые патиной, и непостижимая тишина, свойственная лишь вот таким, таинственным погостам. А на этом кладбище особняком располагалась одна могила, на чугунной плите которой были выгравированы стершиеся от времени слова: «Здесь положено тело княгини Варвары Матвеевны, княжны Баратаевой, супруги премьер-майора князя Степана Давыдовича Эристова, которая родилась в 1749 год, скончалась в 1785 году...». С кончиной княгини связана таинственная история. Сохранились предания, что княгиня в летнее время предпочитала уединение на заимке верстах в двадцати от крепости по направлению к деревне Бобровка. Нужно заметить, что знатная дама была сладкоежкой – и дня не могла помыслить без вкусного варенья. Между прочим, сама любила варить сиропы и варенья. Так в один из дней, за варкой сладкого, княгиня не заметила, как на ее пышное платье упали угольки из очага... А через несколько мгновений наряд княгини весь был объят пламенем! Говорят, погибла княгиня в страшных муках... С тех пор то место называют «Княжеским хутором»...


Серебряные подковы...

На одном из заводов Рудного Алтая, в отделе образцов руд и металлов хранились подковы и шины, выполненные из... чистого серебра! Знающие люди рассказывают, что еще в начале разработки богатств Алтая был на одном из рудников начальник. Прослышал он, что в самое ближайшее время на завод должен прибыть Великий князь. И дабы поразить его богатствами великими да службой верной, решил он подковать шестерку лошадей подковами. Не простыми, а серебряными. Да и колеса кареты серебром оковать. Работники долго выполняли просьбу начальника. Перед самым приездом князя необыкновенный заказ был готов. Но вот незадача – перед самым визитом высокопоставленного гостя "упала" сильная непогода – дороги размыло и князь объехал стороной рудник, на котором его так ждали. Горе начальника было неописуемо, и, по преданию, рудник в скором времени закрыли «из-за убыточности»... Но, говорят, богатства Рудного Алтая после этого случая лишь умножились – больше стали добывать шахтеры серебра...


Бравый разбойник...

Казаки рассказывали, что была верстах в десяти от Усть-Каменогорска гора Орел. И была она черной, как безлунная ночь! Много лет тому назад жил на горе дерзкий разбойник. Уж и не помнили в народе имени его, на за быстроту да удаль звали его Орел. Грабил молодец караваны, идущие мимо горы... С быстротой горной птицы набрасывался он на них и скрывался с добычей высоко в ущельях... Ни один караван не укрывался от его зоркого глаза. Решили тогда купцы избавиться от лихача. Собрали большой караван да придумали хитрость – нарядили в платья купцов стражников. Поравнявшись с горой, стражники напали на выбравшегося из своего укрытия разбойника. Но вдруг, откуда не возьмись, набежала черная туча, закрыла небо. Грянул гром, засверкали молнии... Испугались тогда стражники, побросали свое оружие, да разбежались кто куда. А Орел забрал добычу - и был таков. Много раз еще пытались купцы пленить вольного молодца. Да каждый раз мешала им гора, окутывающаяся мраком, и гром небесный. Разбойник навел на местных жителей такой страх, что даже после его смерти многие боялись мрачной горы. По преданию, в ущельях сокрыты тайные пещеры, в которых лихач и прятал свои богатства. Говорят также, что как орла нельзя поймать в небе, так невозможно овладеть сокровищами разбойничьими...


Помещик-душегуб...

Жил, по преданию, в Усть-Каменогорске помещик, славившийся своею жестокостью. Особенно доставалось его крестьянам да дворовым девкам. Каждый раз придумывал душегуб новую забаву, как людей замучить... Повелел однажды он дворовым девицам одевать на шеи колокольчики и бренчать ими на потеху горожан. Шли девки по городу, звенели колокольчиками. А сами со стыда слезы утирали... И не смогли они долго стерпеть забавы жестокой. Зимой одна в прорубь на речке бросилась. А другая на высоком дереве повесилась... Что с барином тем стало, молва не помнит, но, говорят, долго он еще не мог переносить звона колокольного...

Евгений ФОМИНЫХ
(в статье использованы материалы книги Галины Щербик «Усть-каменогорские предания») 


Категория: Мои статьи | Добавил: ЛанаЛис (21.09.2009)
Просмотров: 4118 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 5
5  
На днях мне потребовалась помощь специалиста и я с трудом нашёл юридический центр в Московской области! Через какое-то время с трудом обнаружил на http://www.consalt-centr.ru/sost_i_expertiza_dogovorov.html - Составление и экспертиза договоров
. посмотрел их web-site и решился заказать предлагаемую юридическую услугу. После чего юридическая помощь дала о себе узнать и я наконец таки решил все свои проблемы личностного характера. Теперь всем советую Юридический центр Консалт в Московской области.

4  
Дали мне ссылку: http://srub-dizain.ru/pilomaterial - пиломатериалы оптом цены от производителя
и обратился к этой компании! Мне в то время нужен был толстый профилированный брус. Короче зашёл туда и не смог уйти! Там реально всё организовано сделано и симпатичный профилированный брус не тяжело выбрать. Всему данному действию сопутствовала продуманная навигация ресурса, которую не мог не обнаружить.Хорошо конечно то, что это изготовитель сухого бруса – но удобности никакой.

3  
Вот вам и Январь! Вот в яндексе случайно зашёл на объявление http://rentrealtycrimea.com/dlitelno/page/3/ - сдам квартиру в Симферополе Крым
и впал в ярость. Опять не поздоровался с читателями! В общем сдам недвижимость в Симферополе
,я узрел и понял, что настоящая житуха только начинает свой путь – раз имеются такие квартиры. Поэтому каждому рекомендую сайт http://rentrealtycrimea.com с недвижимостью в Украине.

2  
Нашёл не обычное предложение и очень сильно рассмеялся! Теперь предлагаю его к Вашему рассмотрению: сдам 2 комнату в жк http://rentrealtycrimea.com - Симферополь
Одесса. nepodalëku : клуб Итака, pribrežnaâ зоны, tennisnye korty и супермаркет. Ядрадизайн ofigennym авторские права, мебель и германских Odesskimi bytovymi priborami .

1  
очень интересно, спасибо

Имя *:
Email *:
Код *: